Стихотворение дня

поэтический календарь

Дмитрий Волчек

Вчера был день рождения у Дмитрия Борисовича Волчека.

dmitriy-volchek

Германия

1.

топорщит ветер белые штаны
горит рейхстаг лиловый
он убежал от молодой жены
к цыганке чернобровой

в узилище дрожит вуалехвост
на пальце морщится камея
и фюрер произносит тост
застенчивый как болеро равеля

2.

посуда наполнена ядом
фельдмаршал диктует приказ:
позиции под сталинградом
оставить в трагический час

брунгильда зегзицей рыдает
у зигфрида кровь на губах
и ангел над ними витает
с зердутовой розой в перстах

3.

садится в утлую пирогу
брезгливый господин
задумался но вот диктует строго:
«рейхсканцелярия берлин –

томительно кипение чужбины
феллахи сфинксы субмарины

мелькает полумесяц медный
жужжит пчела трепещет тетива
и унтерменш кричит победно
татарские слова»

4.

вновь я видел разрушенный дрезден
там холодные юнги лежат
доводилось в каморке железной
окровавленный грызть шоколад

в подземельи сливаются лица
голосит полевой телефон
вольдемар наклоняется к фрицу
говорит: «мне понравился он

кто бы знал что за сладкая мука
умирающего приласкать
целовать его вялую руку
и арийские бедра терзать»

5.

подарок – лучше нет – летейская дремота
глаза скует асбестом димедрол
визг чайника как исповедь пилота
упрятанного в жестяной котел

– у печки бедной валенки согреешь
дрова плывут по выцветшей реке
бла-бла бла-бла: произнести не смеешь
ни слова на коварном языке

приставки флексии роятся лепестками
от ветра тусклого дуреет голова
и двери щелкают курками
как унтер-офицерская вдова

* * *

желябова свирель тревожит небосклон
железо притекло к дикорастущей коже
о пифия! – глаголет арион
укутанный в рогожу –
воткни в камвольный вертоград
где каждый поплавок – русалка
от мяса до хвоста один парад
под смену вех серебряную палку
хранишь ли персефона колобок
лисицу опоясавший брезгливо?
невидимый сокрылся он меж ног
в дубраве вспыхнуло огниво
и лес побил пожаром урожай

в утробе плоскогрудой трактористки
ребенок заворчал он вырастет и будет как мазай
таскать некрасову венки и обелиски

чем пагубней рожок тем яйца тяжелей
влюбилась милка в новую досаду
и бьется филомел среди ветвей
как черчилль в пиренейскую ограду

1991

2

Варлам Шаламов

Сегодня родился Варлам Тихонович Шаламов (1907 — 1982).

* * *

Немилосердное светило
Дотла сожгло олений мох,
Настолько скалы раскалило,
Что даже дождик не помог.

И что для этой страшной суши
Старанья тучи дождевой,
От них не сделалось бы хуже
С засохшей, скрюченной травой.

Промчалась туча мимо, мимо,
Едва обрызгав косогор.
Деревья, точно руки мима,
Немой ей бросили укор.

И солнце выскочило снова
Плясать в дымящейся траве,
И скалы лопаться готовы,
И жесть шуршит в сухой листве.

1957

* * *

Опоздав на десять сорок,
Хоть спешил я что есть сил,
Я улегся на пригорок
И тихонько загрустил.

Это жизнь моя куда-то
Унеслась, как белый дым,
Белый дым в лучах заката
Над подлеском золотым.

Догоняя где-то лето,
Затихает стук колес.
Никакого нет секрета
У горячих, горьких слез…

Голуби

У дома ходят голуби,
Не птицы – пешеходы.
Бесстрашные от голода,
От сумрачной погоды.

Калики перехожие
В лиловом оперенье,
Летать уже не гожие,
Забывшие паренье.

Но все же в миг опасности
Они взлетают в небо,
Где много больше ясности
И много меньше хлеба.

Их взлет как треск материи,
Что тянут до отказа,
Заостренными перьями
Распарывают сразу.

И будто ткань узорная,
Висящая на звездах,
Тот, крыльями разорванный,
Затрепетавший воздух.

1957

* * *

Я знаю, в чем моя судьба:
Чтоб рвали камни ястреба

И чтоб на узком челноке
Я поднимался по реке,

Чтоб трогала моя рука
В вершинах сопок облака,

Чтоб в темный воздух, как в платок,
Я завернул живой цветок,

Цветок, который я сорвал
С одной из побережных скал,

Цветок, что вырос на скале,
На неизмеренной земле.

1958

0

Арсений Альвинг

17 июня родился Арсений Алексеевич Смирнов [Альвинг] (1885 — 1942).

arseniy-alving

Её ушедшая весна

Памяти В. Э. Борисова-Мусатова

Старинный дом в старинном парке.
Следы наивной простоты:
Зелёный плющ над сводом арки
И пирамидами кусты.
Пожар заката стал багровым,
Он опускается к реке…
Из дома девушка в лиловом
Выходит с веером в руке.
Одну мечту в душе лелея,
Она пришла в любимый сад; –
Молчит кленовая аллея,
Просветы золотом блестят.
Давно ли?.. Трижды раскрывала
Весна у лилий лепестки
С тех пор, как девушка познала
Отраву сладостной тоски.
И каждый год, весну встречая,
Свою ушедшую весну,
Она живёт не замечая,
В каком-то горестном плену.
И каждый день в порыве новом,
Всегда в один и тот же час,
Выходит девушка в лиловом
И ждёт, чтобы закат погас.
Исчезнет в небе позолота,
Свежее станет над рекой –
И вот, зовёт она кого-то
С невыразимою тоской.
Но сад молчит; вода струится;
Ответа нет – она одна…
И никогда не повторится
Её ушедшая весна.

Бессонница

(XVIII-я, дежурная – написанная во время дежурства)

…И серебряных рыб в небе реяли стаи,
И молочные полосы прожекторов…
И душа замирала, томясь и страдая,
На костре истязаний то корчась, то тая,
Купиною горя и никак не сгорая –
Затихающая, без слов…

И под звуки сирены, под гулы зениток,
Под приглушенный рокот уставших людей,
Кто-то страшный развёртывал свиток
Умираний, страданий, ошибок и пыток,
Всё сливая в единый, твердеющий слиток
Полноценных и чистых идей…

И, казалось, надвинулась ночь без просвета,
Сжавши землю своей роковой чернотой;
Обречённой казалась вся наша планета,
Без любви, без тепла, без порывов, без света,
Потому что безумье нелепое это
Называлось тотальной войной…

Ночь на 14 ноября 1941

Хочу

(XXI-ая, дежурная — написанная во время дежурства — бессонница)

Хочу, хоть напоследок ощущая
Гармонию меж Миром и собой,
Как бы включить себя в преддверье Рая,
В его ритмичный, полноценный строй.
Включить себя в размеренность движенья,
Поступков, настроений, фактов, слов,
Чтоб каждый миг хотенья и горенья
Был и учтён и несказанно нов.
Чтоб в стройности, в слиянности и в цели
У жизни у моей и у меня
Всегда определённо тяготели
Довлеющие требования дня.
Чтоб разобщённость не томила мукой
Мой труд и мой неласковый покой,
Чтоб не был я ведóм, как сухорукий,
А сам бы управлял своей судьбой.

Ночь на 26 ноября 1941

2