Стихотворение дня

поэтический календарь

Гавриил Державин

В продолжение прошлогоднего почина поздравляем милых дам державинским стихом.

gavrila-derdzavin

Скромность

‎Тихий, милый ветерочек,
‎Коль порхнешь ты на любезну,
Как вздыханье ей в ушко шепчи;
‎Если спросит, чье? — молчи.

‎Чистый, быстрый ручеечек,
‎Если встретишь ты любезну,
Как слезинка ей в лицо плещи;
‎Если спросит, чья? — молчи.

‎Ясный, ведренный денечек,
‎Как осветишь ты любезну,
Взглядов пламенных ей брось лучи;
‎Если спросит, чьи? — молчи.

Темный, миртовый лесочек,
‎Как сокроешь ты любезну,
Тихо веткой грудь ей щекочи;
‎Если спросит, кто? — молчи.

1791

Препятствие к свиданию с супругою

(Песенка отсутствующего мужа)

Что начать во утешенье
Без возлюбленной моей?
Сердце! бодрствуй в сокрушенье:
Я увижусь скоро с ней.

Мне любезная предстанет
В прежней нежности своей
И внимать, как прежде, станет
Нежности она моей:

Сколько будет разговоров!
Сколько радостей прямых!
Сколько милых, сладких взоров,
Лучше и утех самих!

Укротися же, стихия!
Подстелися, путь, стопам!
Для жены моей младыя
Должно быть послушным вам.

Так, свирепыми волнами
Сколько с нею ни делюсь,
Им не век шуметь со льдами —
С нею вечен мой союз.

Не страшился б я ввергаться
В волны яры для нея;
Но навеки с ней расстаться —
Жизнь мне дорога моя.

Жизнь утехи и покою!
Возвратись опять ко мне;
Жизнь с столь милою женою —
Рай во всякой стороне;

Там веселия сердечны,
Сладки, нежны чувства там;
Там блаженства бесконечны,
Лишь приличныя богам.

1778

2
0

Мария Фаликман

Вчера был день рождения у Марии Вячеславовны Фаликман.

maria-falikman

Ноябрь. Фонтанный

Шла по петербургскому двору, снегом заметённому,
оставляла тёмные следы, обходила дерево.
Вновь её увижу и замру, вновь по взгляду тёмному
пробежит обыденность беды. Всё давно потеряно.

Может, и не всё, и не беда, раз уж мы в подвальчике
тесном и прокуренном глядим кадры кинохроники.
Словно под забором лебеда, вырастают мальчики,
словно одуванчиковый дым, сгинули поклонники.

Вот она и мечется одна над Невой нефритовой,
замотала голову платком, попросту, по-бабьему.
Господи, не требуй пить до дна, веры не испытывай,
если начал сомневаться в ком, лучше сил прибавь ему.

Вновь метёт позёмка, клонит в сон, тает снег на вороте.
Что почём и кто кому под стать, разглядят историки.
Если Бог и сохраняет всё в этом стылом городе,
где же это всё теперь искать, как не в этом дворике?

2005, 2010

Загадка

Постаревшая на сутки,
над Кремлем висит луна.
Я хожу под ней одна —
мне плевать на предрассудки.

Выпрямившись в полный рост,
радуюсь луне нерезкой,
музыке пифагорейской —
звону молчаливых звезд.

Мне светло, хотя на деле
мрачен Кремль и не обжит.
Но неделя пробежит,
и еще одна неделя,

а потом — сюжет не нов:
выйдет месяц из тумана
вынет ножик из кармана
пифагоровых штанов,

посрезает звезды с башен
и исчезнет в облаках,
всех оставив в дураках —
деловит и бесшабашен.

И опять бродить одной,
ковыряя в зубе спичкой,
вдоль родной стены кирпичной
под стареющей луной.

Подскажите, что со мной?

* * *

Как пронзительно прост уют в этих домиках вдоль залива, как светло и неторопливо здесь стареют и кофе пьют, как легко уходящий день прорастает в раннее утро, как беспечно и всё же мудро перепутаны свет и тень в кронах сосен и в кружевных пятнах солнца на водной глади, а иначе чего бы ради так хотелось взглянуть на них, на песок по тропе лесной выходить в ненужной панаме, и сидеть тут целыми днями, и смотреть, как сплошной стеной низвергается небосвод, поседевшие сосны моя, сопрягая залив и море, мощь соленых и пресных вод.

В беспредельную эту мощь, словно в плед, с головой ныряя, ты поймешь, что иного рая ты, пожалуй, и не поймёшь. Да и где еще сможешь ты, хлопотун, непоседа, пешка, кофе пить и стареть неспешно, без метаний, без маеты, так же верно, как лес растёт — знай себе, процветай и множься, а оступишься ли, споткнешься — и под мышки подхватит тот, чья невидимая рука волны треплет по пенным гривам и разматывает над заливом полосатые облака.

Август 2011

6
1

Александр Галич

19 октября 1918 года в Екатеринославе родился Александр Аркадьевич Гинзбург [Галич]. Погиб случайно от удара током 15 декабря 1977 года в Париже.

А. А. Галич с дочерью Аленой, 1946
А. А. Галич с дочерью Аленой, 1946

Из поэмы «Кадиш»

Окликнет эхо давним прозвищем,
И ляжет снег покровом пряничным,
Когда я снова стану маленьким,
А мир опять большим и праздничным,
Когда я снова стану облаком,
Когда я снова стану зябликом,
Когда я снова стану маленьким,
И снег опять запахнет яблоком,
Меня снесут с крылечка, сонного,
И я проснусь от скрипа санного,
Когда я снова стану маленьким,
И мир чудес открою заново.

Когда я вернусь

Когда я вернусь…
Ты не смейся, — когда я вернусь,
Когда пробегу, не касаясь земли, по февральскому снегу,
По еле заметному следу — к теплу и ночлегу, —
И, вздрогнув от счастья, на птичий твой зов оглянусь, —
Когда я вернусь.
О, когда я вернусь!..

Послушай, послушай, не смейся.
Когда я вернусь,
И прямо с вокзала, разделавшись круто с таможней,
И прямо с вокзала — в кромешный, ничтожный, раёшный —
Ворвусь в этот город, которым казнюсь и клянусь,
Когда я вернусь.
О, когда я вернусь!..

Когда я вернусь,
Я пойду в тот единственный дом,
Где с куполом синим не властно соперничать небо,
И ладана запах, как запах приютского хлеба,
Ударит в меня и заплещется в сердце моём —
Когда я вернусь.
О, когда я вернусь!

Когда я вернусь,
Засвистят в феврале соловьи
Тот старый мотив, тот давнишний, забытый, запетый.
И я упаду, побеждённый своею победой,
И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои!
Когда я вернусь…

— А когда я вернусь?!

Декабрь 1973

9
3