Стихотворение дня

поэтический календарь

Валерий Канер

7 сентября родился Валерий Викторович Канер (1940 — 1999).

* * *

Пошутили, покутили, погрустили и ушли –
В земли разные уплыли и кораблики сожгли.
Листья дней разворошили – только руки развели,
Не гадали, не тужили, не искали – не нашли.
Поиграли в авторалли, знаков «Прямо» не снесли.
Над стремниной постояли, помолчали, как смогли.
В тёмный омут не нырнули, а совсем наоборот:
Всё тянули, не тонули, всё искали – где же брод?
Головами повертели – не хотели видеть глаз.
И монетки полетели в эту заводь вместо нас.
Сдали выдержки экзамен, не сгорели – отцвели.
Как круги перед глазами, по воде круги пошли.
По ступенькам простучали ноты быстрых каблучков…
Покатились две печали парой новых пятачков…

1976

* * *

Живи, как знаешь. Будь, как есть.
Наотмашь бей, не замечая,
Словами жёсткими, как жесть,
Приглаженными чашкой чая.

Не потерять, что не дано.
И даже если гнев твой вечен –
Не появлюсь. Но всё равно
Стихами я с тобой повенчан.

Пройдут часы. Пройдут дожди.
И камни порастут травою.
Каких ты стен не городи –
Останусь в строчках жить тобою.

1978

Бычок

Идёт бычок, качается,
Вздыхает на ходу:
Ну надо ж – эдак маяться!
Доска всё не кончается,
А всякое случается!
Сейчас я упаду.

Идёт он и печалится,
Предчувствуя беду:
Возьмёт – доска провалится,
Возьмёт – тоска навалится,
Иль берега обвалятся
И я ко дну пойду?

А я одет с иголочки!
И если упаду –
Пойдут круги-осколочки,
Поставят бюст на полочке,
И к тёлочке под ёлочки
Я в гости не дойду!

Идёт и заикается:
Пропало рандеву!
Доска всё не кончается,
А солнце трав касается,
А уж комар кусается –
Сейчас я зареву…

И рёвами сердитыми
Бычок прорезал лес:
С моими аппетитами
Погибнуть под ракитами? –
Взбрыкнул разок копытами,
И прыгнул до небес…

Заря с зарёй встречается
На речке, у песка…
И так уж получается,
Что слёз не намечается,
А на волнах качается
Разбитая доска.

1977

71

Анна Присманова

6 сентября родилась Анна Симоновна Присман [Присманова] (1892 — 1960).

Зима

Садится снег. Леса молчат.
Седые ветви ближе к логу.
Пошла волчица на дорогу
за недорослью для волчат.

Как медленно течет зима.
Пускай идет на убыль пища —
но стала сладостней и чище
мороженая бузина.

Две ветки выстроили крест,
и он лежит на лунном снеге
как спящий пьяница в телеге,
как памятник нездешних мест.

Выходят волки на большак,
их гонит дым и полыханье.
Но лишь от белого дыханья
у человека шире шаг.

1936

Глаза

1

Один у деда глаз был из стекла.
Живой свой глаз он потерял в турецкой
войне, и внучка длительно могла
кампанией той любоваться в детской.

Смешение селитры и песка
с водой — лежало в дедовой глазнице.
Зарубцевалась рана у виска,
но рваный глаз оставлен был в больнице.

Мы превозносим мужество зрачков,
отдавших все видения отчизне,
от кровеносных внутренних толчков
уже не пробуждающихся к жизни.

Открыли финикийские купцы
в песке стеклянный шарик ненароком,
чтоб русские отцовские отцы
могли нас занимать стеклянным оком.

Из этих глаз не выскользнет слеза:
они тверды как северные соты…
У мудрецов стеклянные глаза:
глядят они в блаженные пустоты.

2

Но был другой — естественный — зрачек,
вкруг коего три жилки голубели,
трех классиков читавший без очек,
и трех сироток знавший с колыбели.

Был глаз, берегший дедушку в туман,
и снеговые обходивший кочки,
соединявший петлю и карман
серебряною речкою цепочки.

Заботливый нерукотворный глаз,
кормивший птицу праздничною булкой,
и капельку ронявший много раз
над гладкой музыкальною шкатулкой.

Была под ним румяная щека.
И светлый глаз у впадины зловещей
старательно, как глаз часовщика,
рассматривал явления и вещи.

Лошадь

Мы ночью слышим голоса
и явно видим все что было.
К нам каждой ночью в три часа
приходит белая кобыла.

Не в силах ига превозмочь,
безвольно но неутомимо,
живая лошадь, в три точь в точь,
как призрак проезжает мимо.

Ее железная стопа
покорно цокает о камень.
Она не спит, она слепа:
глаза ей выел некий пламень.

За ней цилиндры молока
качаются в пустых бульварах.
Луна взирает свысока,
не беспокоясь о товарах.

Фургон подобно кораблю
колышется на двух колесах.
Не знаю, сплю я иль не сплю —
я забываю о вопросах,

о всех запросах бытия,
о днях грядущих и прошедших…
Мне кажется тогда, что я
окончусь в доме сумасшедших.

85

Вера Меркурьева

5 сентября 1876 года во Владикавказе родилась Вера Александровна Меркурьева. Скончалась в Ташкенте 20 марта 1943 года.

Прокимен

В немое било стукнув глухо,
Ступая тупо в мутной мгле,
Идет начетчица-старуха
Творить метание земле.
Стан перетянет жесткий пояс,
Не дрогнет нитка сжатых уст.
Лишь выдаст старость, шубой кроясь,
Сухих колен морозный хруст.
Идет, и вдруг — как вздымет руки,
Как грянет оземь черствым лбом,
Запричитает по разлуке,
Заголосит по неживом,
Как завопит в тоске несносной,
Твердя святые имена —
И вихри вслед размечут космы,
Ее седые дьякона.
И в смутных светах, в бледных бликах
Едва проступят образа,
Иконостасов дымноликих
Несосветимые глаза.
И, чуть завидев строгих очи,
Сама от страха не своя —
Не то блажит, не то порочит
Чужие скорби плачея.

Март 1919, Москва

Поминальная суббота

А вдруг — о нас боятся позабыть,
Нас помянуть — покойников забота?
Родительская наша здесь суббота
Там — детская суббота, может быть.
И мы для них — давным-давно мертвы,
Хоть нас они сегодня поминают,
И на небесных папертях читают
Плачевные синодики живых.
От нас ли к ним, от них ли к нам — призыв,
Двойного поминанья шепот встречный.
И вечной памяти, и жизни вечной
Для мертвых просят мертвые — забыв.

9 июня 1918

Голодная

С утра и до вечера
Есть нечего.
Обшарила все потаёнки-норочки,
А ни черствой корочки.
Мне не спать, не есть, не пить,
Пойду я плутать, бродить
У стен камня-города
От голода.
Про нас на земных полях, знать, не сеяно,
То ли ветром свеяно.
Ступить — что ни шаг, ни два —
Ой, кружится голова.
Дороги нечаянно
Встречаются.
Кольцом людским на перекрестках схвачены,
Котлы-то горячие,
Полны до краев едой.
Постой, постаивай, стой.
Мы ходим в дом из дому
С поклонами,
По людям Христа ради побираючись,
Со смертью играючись.
Улыбки Твоей цветы —
Доволен ли нами Ты?
Тебя не увидели
Мы сытые —
В предсмертной тоске, в покаянном ужасе
Ты нам обнаружился.
Слава же Тебе вовек.
Показавшему нам свет.
Головокружение,
Томление
Дремотно-соблазнительное, вкрадчиво
Всплывет, а то спрячется.
Котлы-то полны по край.
Подай, Господи, подай.

6 января 1922

* * *

Я пришла к поэтам со стихами —
Но они стихи слагали сами,
Было им не до моих, конечно,
И, спеша, они сказали: вечно.
Я к друзьям, кто так меня читали —
Но друзья продукты покупали,
А купить так дорого и трудно,
И, грустя, они сказали: чудно.
Я к чужим: примите и прочтите,
И поверьте вы, и полюбите.
Но чужие вежливы фатально,
И, шутя, сказали: гениально.
Где же быть вам, где вам быть уместней,
Бедные, бездомные вы песни?
Что ж у вас по целому по свету
Своего родного дома нету?
Спрячьтесь в землю, станьте там магнитом —
Но земля сокрыта под гранитом.
Сгиньте в небе молний мятежами —
Но закрыто небо этажами.
Я в окно вас, я вас ветру кину,
Вашему отцу и господину.
Внук Стрибожий веет, песни носит —
В чье-нибудь он сердце их забросит.
Отзовется чье-то сердце эхом,
Отольется чьей-то песне смехом.
А не знает, с кем смеется вместе,
Как и мне о нем не чаять вести.

1925

191