Стихотворение дня

поэтический календарь

Джон Мильтон

9 декабря родился Джон Мильтон (1608 — 1674).

Портрет работы Мэри Бил или Питера Лели

Потерянный рай

Книга первая

(Отрывок)

О первом преслушанье, о плоде
Запретном, пагубном, что смерть принес
И все невзгоды наши в этот мир,
Людей лишил Эдема, до поры,
Когда нас Величайший Человек
Восставил, Рай блаженный нам вернул, —
Пой, Муза горняя! Сойди с вершин
Таинственных Синая иль Хорива,
Где был тобою пастырь вдохновлен,
Начально поучавший свой народ
Возникновенью Неба и Земли
Из Хаоса; когда тебе милей
Сионский холм и Силоамский Ключ,
Глаголов Божьих область, — я зову
Тебя оттуда в помощь; песнь моя
Отважилась взлететь над Геликоном,
К возвышенным предметам устремясь,
Нетронутым ни в прозе, ни в стихах.

Но прежде ты, о Дух Святой! — ты храмам
Предпочитаешь чистые сердца, —
Наставь меня всеведеньем твоим!
Ты, словно голубь, искони парил
Над бездною, плодотворя ее;
Исполни светом тьму мою, возвысь
Все бренное во мне, дабы я смог
Решающие доводы найти
И благость Провиденья доказать,
Пути Творца пред тварью оправдав.
Открой сначала, — ибо Ад и Рай
Равно доступны взору Твоему, —
Что побудило первую чету,
В счастливой сени, средь блаженных кущ,
Столь взысканную милостью Небес,
Предавших Мирозданье ей во власть,
Отречься от Творца, Его запрет
Единственный нарушить? — Адский Змий!
Да, это он, завидуя и мстя,
Праматерь нашу лестью соблазнил;
Коварный Враг, низринутый с высот
Гордыней собственною, вместе с войском
Восставших Ангелов, которых он
Возглавил, с чьею помощью Престол
Всевышнего хотел поколебать
И с Господом сравняться, возмутив
Небесные дружины; но борьба
Была напрасной. Всемогущий Бог
Разгневанный стремглав низверг строптивцев,
Объятых пламенем, в бездонный мрак,
На муки в адамантовых цепях
И вечном, наказующем огне,
За их вооруженный, дерзкий бунт.
Девятикратно время истекло,
Что мерой дня и ночи служит смертным,
Покуда в корчах, со своей ордой,
Метался Враг на огненных волнах,
Разбитый, хоть бессмертный. Рок обрек
Его на казнь горчайшую: на скорбь
О невозвратном счастье и на мысль
О вечных муках. Он теперь обвел
Угрюмыми зеницами вокруг;
Таились в них и ненависть, и страх,
И гордость, и безмерная тоска…
Мгновенно, что лишь Ангелам дано,
Он оглядел пустынную страну,
Тюрьму, где, как в печи, пылал огонь,
Но не светил и видимою тьмой
Вернее был, мерцавший лишь затем,
Дабы явить глазам кромешный мрак,
Юдоль печали, царство горя, край,
Где мира и покоя нет, куда
Надежде, близкой всем, заказан путь,
Где муки без конца и лютый жар
Клокочущих, неистощимых струй
Текучей серы. Вот какой затвор
Здесь уготовал Вечный Судия
Мятежникам, средь совершенной тьмы
И втрое дальше от лучей Небес
И Господа, чем самый дальний полюс
От центра Мирозданья отстоит.
Как несравнимо с прежней высотой,
Откуда их паденье увлекло!

1658 — 1665

Перевод А. А. Штейнберга

6

На день рождения Альфреда Шнитке

24 ноября родился Альфред Гарриевич Шнитке (1934 — 1998).

Ниже мы приводим отрывок из произведения Шнитке для хора (1987), литературной основой которого стали русские духовные стихи 16 века.

Стихи покаянные

Тексты XVI века

I

Плакася Адамо предъ раемо сѣдя:
Раю мои, раю, прекрасныи мои раю!
Мене бо ради, раю, сотворено бысте,
А Еввы ради, раю, заключено бысте.
Увы мнѣ, грѣшному,
Увы-ы-ы безаконену!
Согрѣшихо, господи, согрѣшихо,
И безаконеновахо.
Уже азо не вижу раискыя пища,
Уже азо не слышу архангелеска гласа.
Согрѣшихо, господи, согрѣшихо,
Боже милостиве, помилуи мя, падшаго.

II

Приими мя, пустыни,
Яко мати чадо свое,
Во тихое и безмлъвное
Нѣдро свое.
Не брани, пустыня,
Страшилищи своими
Отобѣгошаго от лукавныя
Блудница мира сего.
О прекрасеная пустыни,
Веселая дубравица!
Возлюбих бо тя паче
Царескых чертогъ
И позлащенных полатъ.
И поиду в лузѣх
По красному твоему винограду
Различных цвѣтець твоихъ,
Дыхающе от воздуха
Малым вѣтрецем,
Движуще у древес
Вѣтвие свое кудрявое.
И буду яко худъ звѣрь,
Единъ скытаяся
и бѣгая человѣкъ
И многомятежныя сея жизни,
И сѣдя, плача и рыдая,
Во глубоком и диком
Нѣдрѣ твоем:
О Владыко Царю!
Насладил мя еси
Земеныхо благо,
И не лиши мене
Небеснаго царествия твоего.

III

Сего ради нищъ есмь:
Села не имѣю,
Двора своего не стяжаю,
Винограда не копаю,
По морю плавания не сотворяю,
З гостми купли не дѣю,
Князю не служу,
Боляром не точенъ,
В слугахо не потребенъ,
В книжномъ поучении забытливъ,
Церкви божия не держуся,
Отца своего духовенагозаповѣдь преступаю,
Тѣм бога прогнѣваю.
На всякая дѣла благая не памятливѣ,
Безакония исполненъ,
Грѣхы свершен,
Даи же ми, господи, преже конеца
покаятися.

IV

Душе моя, душе моя,
Почто во грѣсех пребываеши,
Чью твориши волю
И без ума мятешися?
Востани, останися сего
И плачися дѣлъ своихъ горцѣ,
Преже даже смрьтныи час
Не восхытить тобѣ:
Тогда слезы не успѣюте.
Помысли, душе моя,
Горкыи часо страшеныи и грозныи
И муку вѣчную,
Ожидающу грѣшников мучити.
Но воспряни, деше,
Вопиюще непрестанено:
Милостиве, помилуи мя!

V

Окаянне убогыи человѣче!
Вѣкъ твои кончаетеся,
И конець приближаетеся
А Судъ страшеныи готовится.
Горе тебѣ, убогая душе!
Солнеце ти есть на запади,
А дене при вечери
И секира при корени.
Душе, душе, почто тлѣющими печешися?
Душе, вострепещи,
Како ти явитися создателю своему,
И како ти пити смертеную чашу
И како ти трьпѣти смрадныя ефиопы
И вѣченыя мукы,
Ото нея же, Христе,
Молитвами рожешая тя
Избави душа наша.

VI

Зря корабле напрасно приставаема,
Возописта прекрасеная два брата Бориса и Глѣбо:
Брате Святополче, не погуби наю,
Еще бо есми велми млады!
Не подрѣжи лозы неплодныя,
Не сожни класа недозрѣлаго,
Не пролеи крови неповинныя,
Не сотвори плача матери наю!
Положени есмя в Вышегороде Руския земля,
Боже наше, слава тебѣ.

5

Франческо Петрарка

20 июля 1304 года в Ареццо родился Франческо Петрарка. Умер 19 июля 1374 года в деревне Аркуа близ Падуи.

Петрарка, фрагмент росписи Альтикьеро да Дзевио в Падуе, ок. 1376
Петрарка, фрагмент росписи Альтикьеро да Дзевио в Падуе, около 1376 г.

Осип Мандельштам

Из Франческо Петрарки

1.

Valle che de’ lamenti miel se’ piena…

Речка, распухшая от слёз солёных,
Лесные птахи рассказать могли бы,
Чуткие звери и немые рыбы,
В двух берегах зажатые зелёных;

Дол, полный клятв и шопотов калёных,
Тропинок промуравленных изгибы,
Силой любви затверженные глыбы
И трещины земли на трудных склонах —

Незыблемое зыблется на месте,
И зыблюсь я. Как бы внутри гранита,
Зернится скорбь в гнезде былых веселий,

Где я ищу следов красы и чести,
Исчезнувшей, как сокол после мыта,
Оставив тело в земляной постели.

2.

Quel rosignol che sì soave piagne…

Как соловей, сиротствующий, славит
Своих пернатых близких ночью синей
И деревенское молчанье плавит
По-над холмами или в котловине,

И всю-то ночь щекочет и муравит
И провожает он, один отныне,—
Меня, меня! Силки и сети ставит
И нудит помнить смертный пот богини!

О, радужная оболочка страха!
Эфир очей, глядевших в глубь эфира,
Взяла земля в слепую люльку праха,—

Исполнилось твоё желанье, пряха,
И, плачучи, твержу: вся прелесть мира
Ресничного недолговечней взмаха.

3.

Or che ‘l ciel e la terra e ‘l vento tace…

Когда уснет земля и жар отпышет,
А на душе зверей покой лебяжий,
Ходит по кругу ночь с горящей пряжей
И мощь воды морской зефир колышет, —

Чую, горю, рвусь, плачу — и не слышит,
В неудержимой близости всё та же,
Це́лую ночь, це́лую ночь на страже
И вся как есть далеким счастьем дышит.

Хоть ключ один, вода разноречива —
Полужестка, полусладка, — ужели
Одна и та же милая двулична…

Тысячу раз на дню, себе на диво,
Я должен умереть на самом деле
И воскресаю так же сверхобычно.

Декабрь 1933 — январь 1934

4.

I di miei più leggier che nessun cervo…

Промчались дни мои — как бы оленей
Косящий бег. Срок счастья был короче,
Чем взмах ресницы. Из последней мочи
Я в горсть зажал лишь пепел наслаждений.

По милости надменных обольщений
Ночует сердце в склепе скромной ночи,
К земле бескостной жмется. Средоточий
Знакомых ищет, сладостных сплетений.

Но то, что в ней едва существовало,
Днесь, вырвавшись наверх, в очаг лазури,
Пленять и ранить может как бывало.

И я догадываюсь, брови хмуря:
Как хороша? к какой толпе пристала?
Как там клубится лёгких складок буря?

4 — 8 января 1934

1