12 апреля 1887 года в Петербурге родилась Елизавета Ивановна Дмитриева (в замужестве Васильева). Скончалась 5 декабря 1928 года в ссылке в Ташкенте.

* * *

Лишь раз один, как папоротник, я
Цвету огнём весенней, пьяной ночью…
Приди за мной к лесному средоточью,
В заклятый круг, приди, сорви меня!

Люби меня! Я всем тебе близка.
О, уступи моей любовной порче,
Я, как миндаль, смертельна и горька,
Нежней, чем смерть, обманчивей и горче.

<1909>

Встреча

«Кто ты, Дева?» — Зверь и птица.
«Как зовут тебя?» — Узнай.
‎Ходит ночью Ледяница,
‎С нею — белый горностай.

«Ты куда идёшь?» — В туманы.
«Ты откуда?» — Я с земли.
‎И метелей караваны
‎Вьюги к югу понесли.

«Ты зачем пришла?» — Хотела.
«Что несёшь с собой?» — Любовь.
‎Гибко, радостно и смело
‎Поднялись метели вновь.

«Где страна твоя?» — На юге.
«Кто велел прийти?» — Сама.
‎И свистят, как змеи, вьюги,
‎В ноги стелется зима.

«Что ж ты хочешь?» — Снов и снега.
«Ты надолго ль?» — Навсегда.
‎Над снегами блещет Вега,
‎Льдисто-белая звезда.

1910

Последнее стихотворение из цикла стихов Черубины де Габриак, опубликованное в «Аполлоне», подписано «Е. И. Дмитриева».

* * *

Ты не вытянешь полным ведра,
Будешь ждать, но вода не нальётся,
А когда-то белей серебра
Ты поила водой из колодца.

Чтобы днём не соскучилась ты,
Для твоей, для девичьей забавы,
Расцветали у края цветы,
Вырастали душистые травы.

Ровно в полночь напиться воды
Прилетал к тебе Витязь крылатый,
Были очи — две крупных звезды,
В жемчугах драгоценные латы.

Всех прекрасней был обликом он,
Красоты той никто не опишет,
И поверженный наземь Дракон
Был шелками на ладанке вышит…

Ах, без дождика жить ли цветам?
Пылью-ветром все травы примяты.
И к тебе, как тогда, по ночам
Не летает уж Витязь крылатый,

Чтоб крылом возмутить огневым
Пересохшую воду колодца…
Что ты сделала с сердцем твоим,
Почему оно больше не бьётся?

9 ноября 1925

* * *

Я ветви яблонь поняла,
Их жест дающий и смиренный,
Почти к земле прикосновенный
Изгиб крыла.

Как будто солнечная сила
На миг свой огненный полёт
В земных корнях остановила,
Застыв, как плод.

Сорви его, и он расскажет,
Упав на смуглую ладонь,
Какой в нём солнечный огонь,
Какая в нём земная тяжесть.

Июль 1926, Мальцево

57