Стихотворение дня

поэтический календарь

Всеволод Некрасов

24 марта родился Всеволод Николаевич Некрасов (1934 — 2009).

vsevolod-nekrasov

* * *

Льву Кропивницкому

выпустили свет
на свежий воздух
выпустили всех нас
на свет
наконец-таки
счас только
и поосвещаться
это счастье
это что счас*
фонари горят
смотри говорят
все по лавочкам сидят
и на лампочки глядят
(пока по карточкам едят)
освещаются
и обещаются все
не забывать
счастье есть
есть счастье есть
вообще есть счастье
вообще в Москве
в электричестве
и в сливочном масле

и электричество
увеличивается
и увеличивается

иллюминация
администрация
галлюцинация
Третьяковская галерея

не война
вольно
ноль часов
ровно

бой часов
спасай Россию
не бойся

*До войны жили
не удивительно
вот а после войны
сплошное было что
спасибо большое
совершенно
небывалое что-то
выдающееся
достижение
жить
 
мне
 
и счас тебе
тебе еще
счастье

* * *

Погодка погодка
Погодка ленинградка

Лорка
Лорка
Лорка — Валерка

Литературоведка

Вегетарианка

Божия коровка
Белая головка

Глянь
На небо

Какая там
Склока

Все
Из-за твоего
Блока

* * *

широка
страна моя родная

ах начальникам
да на такой
широте

при эдакой-то долготе

это от звонка

до звонка

да и нам маленьким
ну как
не повалять дурака

как от края так и до края

* * *

это а это знает один
один Бог знает Бог знает кто
 
как как
это бывает это было
 
что это нас так кто это его
убивает так убил
 
спроси спроси
Бога Костю Богатырева покойного
 
это да и это тайна да
тайна но это не та тайна

* * *

причина смерти
что мы жили на свете

и непосредственная
причина смерти

это что мы жили в Москве

24

Лидия Чуковская

24 марта родилась Лидия Корнеевна Чуковская [Лидия Николаевна Корнейчукова] (1907 — 1996).

«О прислушайся, друг мой». Здесь и далее читает автор

* * *

Г. Е.

О прислушайся, друг мой, и ты в тишине различишь
Отдаленное уханье, грохот немой канонады.
Это издали слышится — немцы вступают в Париж.
В черной совести нашей небывшие рвутся снаряды.

Видишь — родину родин они распинают в огне.
Слышишь — «юнкерсам» сдались
Небесные гордые дали,
Чтобы тех площадей, что любили мы видеть во сне,
Мы — рабы, мы — лжецы никогда наяву не видали.

Июнь 1940

«Ленинград — Москва».

«Ленинград — Москва»

…А рядом боль моя лежала,
В той старой папке, в стороне.
А мимо родина бежала,
В глаза заглядывая мне.
Она не пристально глядела.
Так, мимоходом, васильком
Да огоньком. Ей много дела
В дому не прибранном своем.
Со стен смывает крови пятна
(Для новых пятен, может быть).
Из недр ведет сынов обратно
(Не всех успела пристрелить).
И снова, как во дни былые,
Во дни застенка и войны,
Не до меня моей России —
Мои ей боли не больны.
Но где-то там, за поворотом,
Там, там ручаюсь головой,
За пропастью, за горным взлетом,
За кладбищем верней всего —
Она разыщет папку эту
И боль своею назовет
И голосом, подобным свету,
Мои слова произнесет.

28 октября 1958

«Летит, серебрится снежок».

* * *

Летит, серебрится снежок.
Квадратная ходит лопата.
Опять этот нежный ожог —
Снег, неба с землёю расплата.

За праздно проли́тую кровь
Не будет ни мзды, ни прощенья.
Небесная сыплет любовь —
Снег, белое это забвенье.

1965, Москва

«Маленькая, немощная лира».

* * *

Маленькая, немощная лира.
Вроде блюдца или скалки, что ли.
И на ней сыграть печали мира!
Голосом её кричать от боли.
Неприметный голос, неказистый,
Еле слышный, сброшенный со счёта.
Ну и что же! Был бы только чистый.
Остальное не моя забота.

1968

* * *

Я обойдусь без судоговоренья.
Без радиовещательных затей.
Сочувствий без и без столпотворенья
Добра и зла у немоты моей.
Рассвет, рассвет! Останься лучше тьмою.
Лучей своих не засылай сюда!
И если ты назначен быть судьею,
Уж лучше будь расстрелом без суда.

1980

«В один прекрасный день».

* * *

В один прекрасный день я все долги отдам,
Все письма напишу, на все звонки отвечу,
Все дыры зачиню и все работы сдам —
И медленно пойду к тебе навстречу.
Там будет мост — дорога из дорог —
Цветущая большими фонарями.
И на перилах снег. И кто б подумать мог?
Зима и тишина, и звездный хор над нами!

1947

53