19 декабря родился Николай Иванович Тряпкин (1918 — 1999).

«Жалоба». Читает автор

Жалоба

Здравствуй,
Матушка Суббота!
Что там надо – прикупи.
И какая ни работа –
Баньку жарче истопи.

Заготовь простынь холщовых
И с наваром свежих щей…
И дровец –
Сухих сосновых –
Ты уж, мать, не пожалей.

А вода у нас – без спроса:
Бани – прямо у реки.
Запускай мотор насоса!
Это очень нам с руки.

Хороши у нас парные!
А с распылу –
В речку скок!
Только…
Девки озорные:
Не дают помыться впрок!

И пока ты
Понемножку
С мылом в шайку головой,
А уж те –
Глазком в окошко:
Складный парень
Иль какой?

Что тут делать?
Прямо взвоешь!
Забунтуешь неспроста…
Только веничком прикроешь
Все опасные места.

Так что –
Вот что,
Мать Суббота:
Ты гражданок этих знай
И культмассовой работой
Их почаще занимай.

И когда я, значит,
С ходу –
Прямо в баньку
Через сад, –
Пусть уходят
На природу,
Изучают
Звездопад.

1966

Знакомое поле

Знакомое поле, а в поле — траншеи да рвы,
Засохшая глина да куст полумёртвой травы.
Разбросаны трубы. Да вышки. Да снова — быльё.
Знакомое поле — моё — и совсем не моё.

Усни, моя горечь, и память мою не тревожь.
Пускай тут склонялась, как лебедь, высокая рожь.
Пускай тут звенели овсы и гуляли стада.
Усни, моя горечь. Пусть вечная льётся вода.

Железное поле. Железный и праведный час.
Железные травы звенят под ногами у нас.
Железные своды над нами гудят на весу.
Железное поле. А поле — в железном лесу.

Засохшая глина. Смола. Да забытый бурав.
Огромные трубы лежат у глубоких канав.
Знакомые травы куда-то ушли в никуда.
А сверху над нами густые гудят провода.

Проснись, моё сердце, и слушай великий хорал.
Пусть вечное Время гудит у безвестных начал.
Пускай пролетает Другое вослед за Другим,
А мы с тобой — только травинки под ветром таким.

А мы с тобой только поверим в Рожденье и Рост
И руки свои приготовим для новых борозд.
И пусть залепечет над нами другая лоза,
А мы только вечному Солнцу посмотрим в глаза.

Знакомое поле, а в поле — траншеи да рвы.
Железные сосны — вершиной во мгле синевы.
Железные своды над нами гудят на весу…
И песня моя не пропала в железном лесу.

1970

Вечером

1

Ах, ты милка, ах ты, Зина,
Златогривый мой конёк!
Ты скачи до магазина
Под названьем «Огонёк».

Забирай скорей посуду,
Торопись, моя краса.
Время есть еще покуда:
До закрытия — полчаса.

Только хлопцам в перетряску
Ты смотри не попади.
Милицейскую коляску
Ты сторонкой обойди…

Время есть ещё покуда.
Только денег не даю.
Ты сама ведь пьёшь, паскуда,
Глянь-ка в сумочку свою.

2

Не скрывай свою получку,
Раскошеливайся.
Да не рыпайся, гадючка,
Пошевеливайся.

Забирай-ка вот посуду,
Зафасовывайся,
Под затрещину, зануда,
Не подсовывайся.

Да у Катькиной палатки
Не задерживайся,
На конфетки-шоколадки
Не издерживайся.

Да в шалманчике у стойки
Не прикладывайся,
Да у гаврика на койке
Не раскладывайся.

1979

Вербная песня

За великий Советский Союз!
За святейшее братство людское!
О Господь! Всеблагой Иисус!
Воскреси наше счастье земное.

О Господь! Наклонись надо мной.
Задичали мы в прорве кромешной.
Окропи Ты нас вербной водой,
Осени голосистой скворешней.

Не держи Ты всевышнего зла
За срамные мои вавилоны –
Что срывал я Твои купола,
Что кромсал я святые иконы!

Огради! Упаси! Защити!
Подними из кровавых узилищ!
Что за гной в моей старой кости,
Что за смрад от бесовских блудилищ!

О Господь! Всеблагой Иисус!
Воскреси моё счастье земное.
Подними Ты мой красный Союз
До Креста Своего аналоя.

1994

24