19 октября родился Евгений Витальевич Фейерабенд (1926 — 1981).

* * *

Цветам опять
Отбоя нет от пчел,
А луг цветаст,
Как праздничный подол.
Но косари
Натачивают косы.
И радость,
И забота в их глазах.
Тут старики —
В старинных картузах,
А молодые —
Сплошь простоволосы.
Вот строятся —
Взмахнуть в единый дых!
Под взмахи кос
Плывут рубахи их,
Как паруса в поход
По сизым росам.
И падает
Сраженная трава,
Подрезанная яростно,
Со свистом,
И точно шепчет
Горькие слова
Степному ветру
И росе зернистой.
Падет трава,
Обнимет землю-мать
И, увядая, безответно тужит,
Что к солнцу ей
Цветов не поднимать
Еще задолго
До осенней стужи,
Что сок ее
Уходит постепенно
И стебли истончаются, шурша.
Не ведает того,
Что станет сеном,
Не понимает слова:
— Хороша!..

Муравей

Уже он чуял —
Пахнет житом,
Но, миной скошен наповал,
Солдат считал себя убитым
И даже глаз не открывал.
И, оглушенный,
Он не слышал,
Как пушки били за рекой
И как в норе копались мыши
Под окровавленной щекой.
Как ездовые драли глотки…
Но вот разведчик-муравей
На лоб солдату слез с пилотки
И заблудился меж бровей.
Он там в испуге заметался,
И, энергичен, полон сил,
Защекотал и затоптался,
И вдруг —
Солдата воскресил.
И тяжело открылись веки,
И смутно глянули зрачки,
И свет забрезжил в человеке,
Поплыл поверх его тоски.
Вздохнул он глубоко и тяжко,
И небо хлынуло в глаза…
И понесла к земле мурашку
Большая круглая слеза.

* * *

Все музыкой наполнено вокруг,
И тишина мелодией чревата —
Недвижная дубрава,
Клен крылатый,
Березник озорной
И мокрый луг
Лишь ветра ждут,
Его искусных рук.
И в чуткой камышинке,
И в реке,
И в озере бездонном,
И в цветке,
И в каждом колоске на хлебном поле,
Незрим и невесом,
Таится звук
И ждет толчка,
Чтоб вырваться на волю.
И зазвучать,
Запеть,
Заплакать вдруг…
Надломленный, пощады просит сук,
А колосок звенит счастливым звоном.
В садах,
Обнявших мягкие холмы,
Слышны листвы редеющей шумы,
А яблоки роняют гулкий стук,
Как будто в пляске радостный каблук
Пошел, пошел дробить
По южным склонам!..
Так редкостно случайна тишина,
Природа вечной музыкой полна,
Как будто переполненная чаша,
Качни — и капли через край сорвутся.
Вся музыкой полна,
Природа ждет.
Подует ветер —
Листья засмеются,
Подует ветер —
Поле запоет!..

Зеркало

Осенний дождь — наследник летних рос
Как будто к лугу мокрому прирос,
И к югу промелькнула птичья стая.
А ты стоишь, не пряча светлых кос,
Сестренка бронзовеющих берез,
Российская девчонка
Золотая.
Да, северному лету краток срок.
Ссутулясь, клен над заводью продрог
И пожелтел,
И листья полетели.
А там из леса в гости жди сорок.
И замутят степную даль
Метели.
Но не впервой!
И год назад село
Сугробами до окон обросло.
И солнце в низких тучах загостилось,
Казалось, никогда не проблеснет!
А ты впитала летнее тепло
И даже в хмурых сумерках
Светилась.
И в журавлиный плачущий отлет,
И в час, когда крепчал декабрьский лед,
Бронею нарастая на окне,
Чтоб в зимний дом рассвету не пробиться,
Ты зеркалом всегда казалась мне,
В которое, скрываясь в вышине,
Каким-то чудом
Солнышко глядится.
Весь день копилась туча грозовая,
Росла за лесом сизою стеной.
Колосья трепетали, призывая
На нашу ниву
Праздник проливной.
Весь день за лесом глухо рокотало,
И приближался гром по временам.
Но все чего-то туче не хватало,
Чтоб через холм перевалиться
К нам.
Пролился дождь на дальние поляны
И вот уходит вдоль заречных сел.
Как будто в гости кто-то долгожданный
Прийти пообещал —
И не пришел.

5