5 августа (?) 1905 года родился Леонид Николаевич Савкин (Евгений Забелин). Умер в Севвостлаге 3 января 1943 года.

Фото из следственного дела 1932 года

Колчак

Сначала путь непройденных земель,
Потом обрыв израненного спуска,
И голубая изморозь Иркутска,
И проруби разинутая щель.
Полковники не слушали твой зов,
Бокальный всплеск укачивал их сонно,
Созвездия отгнившего погона
Им заменяли звезды коньяков.
Свои слова осколками рассыпь
Меж тупиков, сереющих пустынно,
Плюгавое похмелье кокаина
И сифилиса ситцевая сыпь.
Кашмирский полк, поющий нараспев,
Кашмирский полк, породистый британец,
Обмотки на ногах, у плеч — тигровый ранец,
На пуговицах — королевский лев.
Приблизилась военная гроза,
Рождались дни, как скорченные дети.
От них, больных, в витринах на портрете
Старели адмиральские глаза.
Что ж из того, упрямо перейду
Былую грань. Истерикой растаяв,
Дрожа слезой, сутулый Пепеляев
Покаялся советскому суду.
Перехлестнул, стянул, перехлестнул
Чеканный круп неконченого рейса.
Жизнь сволочнулась ртом красногвардейца,
Вся в грохоте неотвратимых дул,
Душа не вынесла. В душе озноб и жар,
Налево — марш к могильному откосу.
Ты, говорят, опеплив папиросу,
Красногвардейцу отдал портсигар.
Дал одному солдату из семи.
Сказал: “Один средь провонявшей швали,
На память об убитом адмирале,
Послушай, ты, размызганный, возьми!”

1925

Полынь

Полынь, полынь, смиренная вдовица,
Кто не пил слёз из горечи твоей?
Полынь, полынь, роняет перья птица,
Зыбь облаков белее лебедей.
Степную боль не выплакать до дна,
Копытом ветер бьют стреноженные кони,
И сохнет степь, как нежная княжна
В татарском перехлёстанном полоне.
Полынь, полынь… ложится прахом пыль,
Её себе, усталые, постелем…
Тряхнув кудрями, русый ли ковыль
Солончаки осыпал брачным хмелем?..
Под всхлипами предсмертного меча,
Под звон кольчуг, сквозь трещину забрала
Крутая кровь, сплеснувшись сгоряча,
В твоих кустах цвела и отцветала.
Шуршание твоё прошепчет смутно нам,
Молчальница просторов неизжитых,
Кружилось вороньё по ржавым черепам
Над трупами убивших и убитых.
Но город встал панельною пятой,
Забрызгался гудками беспокойней,
Чтоб ты заблекла зеленью больной
На пустырях, на свалках и на бойне.
Немудрая — в своём июльском росте,
Листву простоволосую раскинь,
Покойница на меркнущем погосте,
Родная, задушевная полынь.
Не пой, не плачь, согбенная вдовица,
Мне тяжело от горечи твоей…
Полынь, полынь, роняет перья птица,
Зыбь облаков белее лебедей.

1926

Мороз

Здесь жизнь без смеха, смерть без слез,
Здесь в ветре бешенство шаманье…
Цветет вокруг луны мороз
Кольцом венчального сиянья.

Простор, зарытый в жемчуга,
Звенит серебряным осколком.
И холод в мертвые снега
Бредет, оскаливаясь волком.

Колдуют вздыбленные льды,
Ворожит изморозью иней —
Зверей голодные следы
Насторожились на равнине.

Их чуткий путь узлами лег,
И, славя северный обычай,
Выходит полночь из берлог
За окровавленной добычей.

1928

2