Стихотворение дня

поэтический календарь

Пабло Неруда

12 июля родился Пабло Неруда [Рикардо Элиэсер Нефтали Рейес Басоальто] (1904 — 1973), лауреат Нобелевской премии по литературе 1971 года.

Фото П. Неруды с подписью "Рикардо Рейес"
Фото П. Неруды с подписью «Рикардо Рейес»

* * *

Наипортовый порт Вальпараисо,
полуодетый в землю,
сознался мне, что не умеет плавать.
Его трепали бури
и корсары,
землетрясенья
и моретрясенья —
все силы били
по его носам.
Вальпараисо, исхудалый пёс, —
он лает на холмах,
его пинают
океан
и горы.
А он — наипортовый порт — не в силах
уплыть в простор своей судьбы
и воет,
как зимний поезд,
на одиночество,
на океан.

Лень

Хоть богом не был я отродясь,
я не работал по воскресеньям,
от понедельника до субботы — тоже,
потому что от веку ленив, —
мне нравилось оглядывать улицы,
где работали, проливая слёзы,
каменотёсы, магистры — люди
с инструментами и министерствами.
Я зажмурил все свои глаза,
чтоб увильнуть от моих обязанностей, —
умница,
шептал я себе
сразу всеми своими губами,
и всеми своими руками обхаживал
с мечтательным видом женские ножки,
которые порхали мимо меня.
Потом двадцать дней и десять ночей
я пил красное вино Чили,
пил это вино пунцового цвета,
которое трепещет и исчезает
в горле, словно речная рыба.
К этому признанию надо добавить,
что позже я спал, как сурок,
не считая предосудительным моё поведение
и не испытывая угрызений совести, —
спал крепко,
как будто дождь бесконечный
шёл над всеми островами
земли,
протыкая небесными иглами
коробку снов.

* * *

Свидетельствую четырёх собак:
одна — давно закопана в саду,
две — вечно застают меня врасплох
(две крошечные дикие
стихии,
коротконожки, чьи клыки крепки,
как зубья скал),
и есть ещё одна
учтиво-белокурая тихоня,
лохматая отшельница. Не слышно
её шажков из золотой кудели,
её отсутствующего соседства.
Лишь поздним вечером полает вдруг
для некоторых призраков бездомных,
для некоторых избранных скитальцев,
чтоб слышали её в своём блужданьи
или в местах, где смерклось навсегда.

Переводы П. М. Грушко

2

Дмитрий Тонконогов

Вчера был день рождения у Дмитрия Валентиновича Тонконогова.

Сестры

Чупати Марья, урожд. Будберг, вдова капитана,
Эриксон Констанция, дочь поручика,
собирали чернику, одну в рот, другую на донышко стакана,
и попали под дождь волею случая.

Смирнова Олимпиада, дочь титулярного советника,
Николенкова Прасковья, сердобольная сестра,
разговаривали, держась за доски штакетника,
и умолкли, увидев пролетающего комара.

Уман Тереза, дочь мещанина,
Феоктистова Клеопатра, сиделка,
перелистывая репродукции неизвестных художников,
обратили внимание на картину,
где впивается в небо непонятная стрелка.

Смирнова Марфа, дочь умершего провиантского комиссионера,
Краузе Юлия, дочь почетного гражданина,
слышали, что наступает новая эра,
безрыбья, механизмов и пластилина.

Дружинина Марья, дочь коллежского регистратора,
Благовещенская Анастасия, дочь священника,
не догадывались, что это эра вечного эскалатора,
черных рубильников и ремонта помещений.

И когда она наступила, испуганные, они выправили осанки,
стали повторять одно и то же в надежде, что их услышат.
Но пора, сестры, Господь приготовил санки,
выпал снег и остался лежать на одноэтажных крышах.

На скользкое небо не подняться без фуникулера,
но осторожными шажками, заглушая сердцебиенье,
они двигались, держась за нить разговора.
Их видели с вертолета: Марфа шла впереди,
за ней Анастасия — дочь священника.

Не будем говорить, какой там ветер,
какое расстояние, Прасковья насчитала одну тысячу двести тридцать два,
из них тридцать два она прожила на свете,
остальное держала в уме, но растеряла, пока спала.

Уставшие, они съели по кусочку хлеба,
перекрестили Прасковью, превратившуюся в сугроб.
Спи, лапа, в глазах твоих белое небо
будет струиться, переворачиваться, не остановиться чтоб.

И заскользили вниз, подпрыгивая на трамплинах,
ныли полозья, не оставляя следа на льду,
закрывали глаза и видели
пульсирующие перья павлина.

В 2003-м году.

Куры

Сидели мы около дома, и много раз
я открывала рот, а Диана щурила глаз.
Пришла Сабина с муфточкой и в шикарном пальто,
хотя было лето и так не ходил никто.
— Ну чо? — спросила Сабина, выгибая плечо.
Мишка Фараджев сплюнул и сказал: бараны́.
(Бараны животные умные, а это явно не мы,
поэтому ударение на последнем слоге.)
Пойдем, говорит Мишка, к морю по этой самой дороге.

И мы пошли. Я, Диана, Сабина, Алибек, Пирзия,
Фатима, Патя, Сония, Мадя и Леночка.
Последние шесть имен — алибековские куры.
Он за ними присматривал, за них отвечал,
а Леночку почему-то особенно привечал.

Миновали дорогу железную и вышли на пляж городской.
Сабина ставила ножки крестиком, Мишке махала рукой.
И навернулась в море с песчаной косы. В пальто.
Весь пляж и так с замиранием смотрел,
ведь так не ходил никто.
А тут еще в море упала.
Мишка сказал: бараны́!
И в воду полез, подворачивая штаны.

2