Сегодня день рождения у Ксении Валерьевны Маренниковой.

* * *

жизнь от сих и до сих — на голых пятках, антошка
пахнет белье альпийской свежестью, понарошку
или влажный язык лизнет подмышку
говори со мной хотя это непросто
— или всё, что было у них до ареста

а то весна, я ничего не могу урезать
бюджет ее зарплата моё больное место
прямые включения на краю света
как ты там, света

это другая страна другими глазами
мне ее показали американцы
девки на ленинградке жрали меня глазами
агентство магнум получало призы
первое место: сидячая ванна носки, замоченные в тазу
сохнущее на балконе знамя

* * *

не умирай мой друг не умирай
мы вырастем и будем воевать
в песочнице откапывать снаряды
и мамы будут бить нас по рукам

и мир затем падет к твоим ногам
когда нам будет двадцать/двадцать два
мы будем страстно в губы целоваться
отчаянная с химок гопота

проснись пацан нам шесть уже подъем
утри слюнявый след на подбородке

скажи мне носом ты ведь где-то есть
вернись ко мне в прозрачный водоем

спустись ко мне в мерцающей подлодке
дай воздуха глоток, переверни с небес
мне никуда теперь из этой рубки
мы никогда теперь с тобой взасос

* * *

не родись бездомной собакой —
пацаном,
вдруг вымахавшим, страшным, не белым не чёрным
с огромной башкой
намертво вставшим
в тесном переходе, на единственном пятачке, где о тебя не споткнутся —
за ларьком с еле тёплыми пирожками.
не родись уходящим дедушкой
в ботинках с прозрачной подошвой
смотрящим всегда удивлённо
на свои руки,
и даже пóд ноги
(обнимай сколько хочешь
прижимай к себе силой)
не родись одинокой тридцатилетней девочкой
покупающей в zara home фарфоровые дверные ручки
не родись узбеком
не родись грузином
лучше сразу пятнадцатилетним
не помнящим унижения
безгрешным, без прошлого русским веником
с этими сперматозоидами
говорящими что и как
с этими бархатными глазами

* * *

ребёнок взбирается на колени
кладёт руки на плечи —
неси меня отче
ешь меня изнутри сиропом
я твои руки буду держать там у себя в желчи
буду дышать твоим лёгким
сердце буду держать между ногами
ты меня — обнимать руками
будем ходить по улицам, задирать головы, будем
есть самсу и лаваш, собирать бутылки
чего нет ни у кого, и не будет
боли как будто проткнули в затылке

1