6 июля 1896 года в Москве родился Дмитрий Сергеевич Усов. Умер в Ташкенте 29 апреля 1943 года.

dmitriy-usov
Фотография из следственного дела, 1935

Петербург

Гранитный город славы и беды.
Ахматова

Город, многажды воспетый,
«Город славы и беды»,
Где с рукой, к кресту воздетой,
Ангел видит ширь воды.
Птица пасмурной погоды,
Отплеск северных морей,
Где с последней поздней одой
Затихает мой хорей.

Поросли травою плиты.
Хоры спеты, лавры свиты,
И немотствуют граниты,
И в каналах спит вода.
Отлетел орёл монарший,
И колонны стали старше;
Императорского марша
Не услышат города.

Но, как встарь, гремят телеги
У Двенадцати Коллегий,
И закат последней неги
Там, за шпилем, не погас.
Но к морям зовут сирены.
Те же гребни невской пены
Всё толкают безыменно
Каждый ялик и баркас.
И, как прежде, сердце радо
По просторам Петрограда
Волочить свою отраду,
Забывать идущий час…

Середина 1920-х годов

Стихи на печных изразцах

Когда в снегу завеянной тропой
Идёт хромец тяжёлою стопой,
Когда окно в плетенье ледяном
И календарь на тридцати одном,
И сторож тёмной шкурою оброс.
Когда глотнул крепчающий мороз
Крепчающий настой крутой зимы –
Всех стен и всех камней вернее мы.
Нас не равнял ваятеля резец,
Но ровным жаром дышит изразец.
И в новогоднем сумраке седом
Единой печью держится весь дом.
Благословен отныне и навек
Слагатель очага и дровосек.

2 января 1927

Переводчик

Недвижный вечер с книгою в руках,
И ход часов так не похож на бегство.
Передо мною в четырёх строках
Расположенье подлинного текста:

«В час сумерек звучнее тишина,
И город перед ночью затихает.
Глядится в окна полная луна,
Но мне она из зеркала сияет».

От этих строк протягиваю нить;
Они даны – не уже и не шире:
Я не могу их прямо повторить,
Но всё-таки их будет лишь четыре.

«В вечерний час яснее каждый звук,
И затихает в городе движенье.
Передо мной – не лунный полный круг,
А в зеркале его отображенье».

15 февраля 1928

Мороз

Голубая ночь Москвы!
Бледно-розовый собор.
Под навесом синевы –
Сеть берёзы и забор.

И пора домой брести,
И полозьям на покой.
Полости не отвести
Занемевшею рукой.

Когда я ребёнком был,
Не сиял ночной простор –
Только синий отсвет плыл
В щели полуночных штор.

И прильнувших губ тугих
Не толкал саней размах
На холодных, на твоих
Мехом пахнущих губах.

1929

1
0