18 июня 1932 года родился Джеффри Хилл, выдающийся английский поэт и переводчик.

geoffrey-hill

Мерсийские гимны

(отрывок)

I

О король остролистовых рощ, гений каменоломен: властелин магистрали М5:
о создатель стародавнего вала и рва, тамуэртской твердыни и дворца в Холи Кросс: о хранитель Валлийского, как и Стального, мостов:
о строитель высоких благолепных чертогов:
столп соледобычи: реформатор монетного дела: свидетель присяг:
о причина бесчисленных мартирологов: о Карла Великого друг.

«Это мне по душе, – молвил Оффа, – а ну, повтори».

II

Имя для близких, имя для многих. Признанный бренд, скупые
граффити. Хохот и кашель. Сам себе синдик. Дар ненадежный.
Поднятый на смех рог граммофона.

Первый младенческий крик народа. Имя-эпоха.

III

В день его коронованья мы восславили свободу
от занятий. Это было как на Пасху: украшенья
и подарки под нездешним взглядом нового владыки,
всюду флаги из бумаги.

Мы глазели на стоянку паба «Голова Оленя»,
где горел костер из сучьев остролиста и смолистых
досок. Даже важный повар был по-королевски щедрым,
правда, лишь насчет горчицы.

IV

Меня вложили в землю-мать, в каверну меж корней и флексий.
Года ребячества. Я ждал, я наблюдал, как крот толкает

Динарий – маленький кружок – перед собой; как барсуки
ныряют в римский дымоход – такой неимоверно длинный
для местных вилл.

1971

Перевод О. В. Мишутина

Бытие

I

Туда сквозь плотный воздух рвусь,
Где океан влачит свой груз,
О Божьих чудесах молюсь.

И внял моим молитвам Бог:
На массу мертвую земли
Вначале морю я помог
Там опереться — расцвели

Морские волны, и лосось
Стремился свинорылый сквозь
Прибой в соленой крутизне
К холмам в надежной глубине.

II

Я видел в день второй: когтил
Добычу ястреб, полный сил,
Он кровью берег обагрил
И мощь живую обнажил.

Вскричал я в третий день: «Увы,
Хорька улыбки берегись,
Пусть вкрадчив голос у совы,
И ястреб камнем рухнул вниз,
Глаза, как лед, а сила, стать
Даны им, чтобы убивать».

III

В четвертый день отверг я плоть,
Которой грех не побороть,
Для человека сотворив
Левиафана, словно миф,
И пепел моря вдаль унес
Перчаткокрылый альбатрос,
Где Нулевую Козерог
Отметку мира пересек, —
Сие бессмертья зарожденье,
Как феникса самосожженье,
На вечном древе возрожденье.

IV

Но пламя феникса, как лед,
Бесцелен, яростен полет —
Легендой призрачной мелькнет
Над хаотичной бездной вод.

И я на пятый день к заботе
Вернулся о болезной плоти.

V

Когда к концу шестого дня,
С заданьем Бог послал меня,
Я в кровь содрал бока коня.

Мы живы кровью — весь наш род,
Он губит мир, но и спасет,
Ведь миф без крови не живет,

И кровь Христа людей спасла,
Хоть в саванах лежат тела,
Их шкурой океан покрыл,

Земля ж всей массой налегла
На кости, коим свет не мил.

1959

Перевод Я. Э. Пробштейна

0