Сегодня родился Павел Алексеевич Козлов (1841 — 1891), поэт и переводчик, один из лучших переводчиков Байрона.

pavel-kozlov-2

Дж. Г. Байрон

Дон-Жуан

Песнь первая

Героя я ищу… не странно ль это,
Когда у нас что месяц, то герой!..
Кому кадит и сборник, и газета;
Затем, увы! является другой,
Чтоб доказать непостоянство света;
В таких я не нуждаюсь; выбор мой
Падет на Дон Жуана, что до срока
Погиб по воле демона и рока.

. . .

Бывало погружались в medias res
Поэты, эпопею начиная
(Гораций так учил). В тени древес
С возлюбленной, о прошлом вспоминая,
Сидел герой. Пещера или лес
Скрывали их; порою кущи рая
Им заменяли ресторан собой,
И о былом рассказывал герой.

Так действовать привычка заставляла.
Но я иного мненья. Мой рассказ
Я поведу (таков мой нрав) с начала.
Хотя б сидеть над каждой строчкой час, —
С дороги той, что Муза раз избрала,
Не поверну я в сторону. Держась
Заранее обдуманного плана,
С родителей начну я Дон Жуана.

Он родился в Севилье. Там живет
Красавиц рой, там сладки апельсины;
Пословица гласит: «злосчастен тот,
Кто не был в ней». Роскошнее картины
В Испании навряд ли кто найдет,
Лишь Кадикс с ней сравнится, но причины
Вперед бежать не вижу. Мы о нем
Поговорить успеем и потом.

От готтов вел свое происхожденье
Отец Жуана — Хозе, гордый дон,
Гидальго чистокровный, без сомненья,
Чей древний род, с давно былых времен,
Ни с мавром, ни с жидом не знал общенья.
Наездник был весьма искусный он.
Итак, на свет он произвел Жуана,
Который сам… но знать об этом рано.

Предметы все, что может лишь назвать
Муж преданный науке, изучила
Жуана добродетельная мать;
Лишь качествам её равнялась сила
Её ума, что мог бы мир обнять;
Так всех она собой превосходила,
Так славилась ученостью своей,
Что все кругом завидовали ей.

Стихов она на память кучу знала;
Такая память сущий был рудник;
Она бы роль актеру подсказала,
Когда на сцене тот бы стал в тупик.
Способностей таких примеров мало,
Фейнэгль пред ней бы прикусил язык.
Увы! пред этой памятью богатой
Мнемоники ничтожны результаты.

Ей алгебра особенно далась;
Она великодушие любила;
Аттическим умом блеснуть не раз
Случалось ей; так мысли возносила,
Что речь её была темна под-час,
Но все ж она за чудо света слыла;
Любила свет; в нарядах знала толк,
Носила дома шерсть, а в людях шелк,

Читать молитву по-латыни знала,
И греческий букварь ей был знаком;
Роман-другой французский прочитала,
Владея плохо этим языком;
Наречием родным пренебрегала,
Невнятно выражаяся на нем;
И превращала, обсуждая тему,
Слова в загадку, мысли в теорему.
. . .

Перевод П. А. Козлова

1